В горах Адыгеи сняли документальный фильм для канала «Дискавери»

В горах Адыгеи сняли документальный фильм для канала «Дискавери»

Целый месяц в Кавказском заповеднике на хребте Солонцовый и Порт-Артур работали немецкие кинематографисты. Сопровождала их зоолог заповедника Кристина Бибина. Сейчас сотрудники «Алтайфильма» готовят к показу документальный фильм о животных, который скоро покажет канал «Дискавери».

Вернувшись из экспедиции, Кристина Бибина рассказала о приключениях съемочной группы. Мы публикуем лишь небольшую, самую захватывающую часть дневников зоолога.

 «Основной целью экспедиции было заснять зубров в суровых зимних условиях гор. Наша команда состояла из 6 человек: три оператора из Германии и три помощника (из Краснодарского края и Адыгеи – прим. авт.) Заброска происходила вертолетом, чему мы были ужасно рады, поскольку можно было не экономить на снаряжении и взять все необходимое.

В экспедиции участвовало шесть человек
Фото: пресс-служба Кавказского биосферного заповедника

7 февраля нас высадили на вершине хребта Солонцовый. Был неожиданно теплый и абсолютно безветренный день, и мы без труда перенесли наш багаж в удобное для лагеря место, установили палатки и начали сооружать из снега защитные стенки от ветра. Мы знали, что такая славная погода – скорее удивительное исключение, и рассчитывать на то, что она продлится долго, не стоило. Первая неделя прошла очень удачно – удалось снять зубров на Бамбакских озерах и на горе Дзювя, серн – на скалах между хребтом Солонцовым и горой Чертовы Ворота. Даже медведи попозировали. Степенная мамаша не спеша спускалась с крутого снежника, а вслед за ней ехал на попе подросток, толкая то одной лапой, то другой скатанный им снежный ком, словно играя в футбол. Однако трудности подкрались с неожиданной стороны.

 

Снежные стенки защищали от ветра
Фото: пресс-служба Кавказского биосферного заповедника

В очередной прекрасный солнечный день мы как обычно разделились на группы и стали подниматься к своим местам съемок. И вдруг издалека послышался приближающийся звук вертолета. Мы остановились и стали наблюдать, как он покружил над Тхачами, полетел в сторону Чертовых ворот, несколько раз облетел их вокруг и потом стал приближаться к склону, на котором мирно паслись серны. Недалеко от стада серн мы установили скрадок (небольшая палатка) для съемки, к нему животные должны были привыкнуть, как к элементу ландшафта. Тогда можно было бы получить ценные кадры естественного поведения животных с близкого расстояния. По мере приближения вертолета серны сначала встали и настороженно наблюдали, а потом унеслись галопом в близлежащие скалы.

Мы стали снимать происходящее на видео. Вертолет покружил еще немного и стал приземляться прямо около палатки. Потом из него выпрыгнуло 11 человек, несколько секунд – и скрадок был сложен и унесен в вертолет. Мы не знали, чего еще ждать, и только надеялись, что они не заметят спрятанную в камнях около палатки камеру и штатив. Люди пофотографировались на фоне теперь уже пустых пейзажей, забрались в вертолет и полетели дальше. А дальше были Бамбаки. Спящее на выдувах стадо зубров в панике бросилось убегать, увязая в глубоком снегу, вниз, в лес. Через полчаса все стихло. Вертолет улетел, оставив после себя пустыню – ни одного зверя на несколько километров вокруг.

Просмотрев заснятое видео, мы с удивлением обнаружили, что на вертолете огромными буквами было написано «ПОЛИЦИЯ». Связавшись по рации с Майкопом и Адлером, мы узнали, что никаких разрешений на полеты в этот день никому не выдавали. Оставлю без комментариев это недоразумение, но неделя съемок была потеряна. Пришлось ждать, утешая продюсера фильма, Генри Микса, что животные еще вернутся до окончания нашей экспедиции. Первыми вернулись серны, но скрадка больше не было, и близкие съемки оказались невозможны.

 

Из вертолета вышли 11 человек. Распугали зверей и утащили палатку
Фото: пресс-служба Кавказского биосферного заповедника

Зубры же ушли в сторону реки Челепсы и возвращаться не собирались. Ходить туда с тяжелым грузом (камеры весили около 15 кг, и немногим меньше штативы к ним) и возвращаться обратно в лагерь было практически нереальной задачей, к тому же звери стали намного осторожнее. Было принято решение отправить двух человек на метеостанцию Джуга, чтобы не тратить время на ожидания, а попытаться отснять хотя бы лесную живность.

Вышли вчетвером, чтобы легче было нести необходимое оборудование. Проваливались, несмотря на снегоступы, по колено, а иногда и по пояс, по очереди прокладывая тропу по глубокому снегу северных склонов горы Бамбак. На Туровой крепости решили устроить небольшую передышку перед сложным переходом ущелья реки Челепсы.

Пока готовили чай, неожиданно над нами появилось стадо зубров, около 30 штук, они шли траверсом в ту же сторону, что и мы, только выше по склону. Мы медленно поставили камеру и стали снимать. Расстояние было достаточно большое, и мы сидели, стараясь не двигаться, поэтому они спокойно расположились на хребте на дневной отдых, только молодежь, 2-3-летние бычки периодически мерились силами и лениво бодались, пытаясь спихнуть соперника ниже по склону.

 


Фото: пресс-служба Кавказского биосферного заповедника

Добрались до метеостанции мы уже под вечер, ужасно уставшие, но благодаря Юре и Игорю – работникам метеостанции, жарко натопленной бане и вкусной еде, настроение было отличное. Наутро мы вдвоем с Владом попрощались со всеми и двинулись в обратный путь уже налегке. По протоптанной тропе идти было гораздо легче, и уже через пару часов мы добрались до Туровой крепости. И здесь нас снова ждал приятный сюрприз – мы увидели стадо зубров, поднимавшееся из леса на переседлину между горой Дзювя и хребтом Солонцовый.

Это было другое стадо, около 15 самок с зубрятами, они были очень осторожны. Они дошли до нашей тропы на склоне, по которой мы не ходили уже несколько дней, выстроились в линию, долго принюхивались и боялись переступить ее. Потом все-таки решились, и стали медленно двигаться по хребту в сторону нашего лагеря. О быстром возвращении в лагерь можно было забыть. Мы так боялись их спугнуть, что останавливались через каждые сто метров и следили за их реакцией.

Так, медленно продвигаясь в направлении лагеря, мы увидели Генри вдалеке под вершиной горы М. Бамбак, он нес на спине камеру и тащил на санях за собой штатив. Наконец появился шанс на удачные вечерние съемки. Но тут неожиданно с юга наползли огромные серые тучи, повалил снег, а зубров накрыло туманом. Пришла весна! Это было 1 марта. Но подкрасться к зубрам, не потревожив, и поснимать их в тумане, все же удалось. Потом видимость совсем пропала, и мы поспешили добраться до лагеря.

Следующие четыре дня были один ужаснее другого, температура опускалась до минус 25, дул ураганный ветер, и нас засыпало снегом. Ни о каких съемках не могло быть и речи. 

Мы каждый день выясняли прогноз погоды, но он был неутешительный, до 6 марта никаких улучшений не предвиделось, а как раз на 6 марта было запланировано возвращение. Мы попробовали перенести вертолет на один день позже, но нам сказали, что, скорее всего, это будет невозможно. Мы грустно сидели в палатке, закутавшись в спальники, и доедали остатки еды. И вдруг вечером 5 марта вышел на связь Николай Борисович и сказал, что вертолет будет седьмого числа.

Сказать, что мы обрадовались – это не сказать ничего! У нас появился последний шанс, и упускать его мы не собирались. Почему-то не было никаких сомнений, что погода в этот день не подведет, и звери тоже будут. Мы поднялись в пять часов утра и вышли еще до рассвета. Да, наши надежды полностью оправдались, в небе не было ни облака, ветер стих.

 

Зубров накрыло туманом
Фото: пресс-служба Кавказского биосферного заповедника

Одну группу зубров мы встретили под горой Б. Бамбак, вторую на горе Дзювя, третью на горе Джуга. Они так же, как и мы, устали от непогоды и поднялись наверх, на выдува, где росла трава и было мало снега. Одну камера и штатив мы оставили на Туровой крепости еще до непогоды, это было совсем недалеко от одного из стад. Мы пробыли рядом с этим стадом до самого заката, и потом уже, когда стало темнеть, наша компания из 30 зубров стала уходить в сторону лагеря. Мы пошли за ними. Когда совсем стемнело, догадываться, куда они шли, ­­­ можно было только по «бродвею», остававшемуся после них на снегу.

Было уже совсем темно, когда на хребте меньше чем в километре от наших палаток на фоне звездного неба мы увидели черные силуэты. Удивительная картина. Ее нет на видео, ее нет на фото, но она навсегда останется в памяти!..»