Я и бег трусцой

Глядя на семенящих от инфаркта по беговой дорожке тяжеловесов, вспомнился мне один случай произошедший со мной некоторое время назад, после которого с бегом было завязано без всяческих апелляций и надежды на продолжение.
Бегать собственно в нежно-голубом периоде моей юности, мне собственно нравилось, даже набегал на второй взрослый разряд.
В армии бег попахивал принудиловкой, но в общем терпимо.
Три месяца, которые родная страна давала мне для реабилитации в гражданское общество проходили вполне сносно.
Через месяц уже не хотелось по ночам жареной картошки, слова паразиты практически удалились ко второму месяцу, а ближе к третьему, мой шаг начал хоть как-то напоминать шаг прогулочный, а не спортивную ходьбу, за что моя девушка была особенно признательна.
От мыслей о предстоящем будущем месте работы, меня отвлёк звонок в дверь.
За дверью обнаружился сосед, который на год раньше меня вернулся с эстонской границы и уже прикрепился к составу всеми уважаемого Министерства Внутренних Дел для обеспечения порядка на улицах нашего города. Раз в год, соседа Лёху, направляли на всяческие занятия по повышению боеспособности и короткому периоду здоровой жизни, которую он терпеть не мог. А бег на три километра целиком и полностью вышибал из него последние оптимистические нотки.
Собственно цель визита несколько прояснялась. Мне предлагалось за порядочный гешефт (ящик пива «Хамовники»), заменить его на гаревой дорожке стадиона.
Ха! Да не вопрос!
Так как документов никто не спрашивал, внедрение состоялось.
Стайка сотрудников органов, была разномастной. В большинстве своём это были сорокалетние мужи с оформившимися пивными животиками и намёками на скорую пенсию во взгляде.
Их я догнал уже через круг и ещё раз через два круга.
Когда до финиша оставалось всего ничего, а все соперники были далеко позади, вздумалось мне пофилонить.
Снял майку и обмахиваясь не спеша трусил к ленточке.
Из релакса меня вывел крик полковника, который бежал ко мне с секундомером и кричал:
- Пелеганчук, бл"дь, прибавь!
Ха! Да ради бога!
Обещанного гешефта, я не дождался.
Спустя десять минут после финиша, выяснилось, что мой результат, оказался вторым в районе и старший сержант, а по совместительству мой сосед, будет защищать честь родного отделения на городских соревнованиях, а если откажется, то он глубоко пожалеет.
Две недели сосед грустил на больничном, а потом полгода в ночных дежурствах.
Здороваться начали спустя год, но это уже совсем другая история.