Теория упругости

На стройфаке есть такая дисциплина – Теория упругости. Вкратце, это область сопромата, уже когда материал не может достойно сопротивляться нагрузке и как он ведёт себя при разрушении. Рассказывать и объяснять абсолютно нечего. Только дикие формулы и формулы.
Курс вёл высокий, красивый молодой человек по фамилии Дунаев. Эдакий
Ален Делон, только покрупней. Носил шикарные костюмы, яркие галстуки. На девчат наших смотреть было больно, когда Дунаев заходил в аудиторию.
Заходил, приветливо здоровался. Вместо переклички немного рассказывал о
Париже, Стокгольме и прочих столицах, куда ему приходилось «мотаться» на различные конференции. С ехидцей спрашивал, на чём остановились на прошлой лекции. Нормальным людям не понять было на чём остановились и спотыкаясь диктовали ему из конспектов последние формулы. Дунаев подхватывал и, на память, чесал дальше.
Вот и сессия. Пришло время сдавать теория упругости. Конспекты были у всех, но что по ним рассказывать на экзамене неизвестно. Старшекурсники успокаивали и уверяли, что Дунаев – лапочка.
Время экзамена. «Лапочки» нет. После часа ожиданий подъезжает на Волге наш Дунаев. Просит прощения и велит всем сразу зайти в аудиторию.
Прошагал между рядами и раздал билеты. Сообщил, что отойдёт на пол часика. Категорически запретил пользоваться учебником. Конспектами – пожалуйста.
Прошёл час, второй, третий. Всё все сто раз выучили накарябанные формулы. Мандраж сменился усталостью. Разбрелись в ожидании. Наконец,
Волга приехала.
Все успели подготовиться? – спрашивает.
Все – загудели мы хором и почувствовали, что мандраж вернулся.
Значит так, - говорит Преп – те, кто чувствует, что знает на пять, садится в первый ряд, кто не уверен – размещайтесь за вторыми столами, а если кого устроит троечка – будьте любезны, на последний ряд. Все, как по команде ринулись на последний ряд и буквально поприлипали к задней стене комнаты. Что-то мне подсказало и я, внаглую, сел за стол Дунаева, лицом к нему.
- Вы уверены в своих знаниях?
- Конечно - отвечаю.
- Я рад за вас. Вашу зачётку. И ставит мне «отлично».
Шум, грохот – половина группы рванула за первый стол.
Когда утихомирились, Дунаев спросил, кто следующий, отложил исписанный лист взял наугад, другой билет. Естес-сно, тот ни в зуб ногой.
Вам неуд – объявляет «Лапочка».
Все с первого ряда, вновь меняют дислокацию на прежнюю.
Все успокоились? Теперь так, – объясняет новые правила Дунаев,
- Вызываю всех по списку. Всем ставлю «хорошо», кому мало - приходит завтра.
Все довольные и спокойные быстренько стали подходить и получать обещанные чевёрки. Экзамен закончился.
Но несколько человек к столу не подошли. Покажите ваши зачетки, попросил
Преп. Посмотрев на оценки за прошлые сессии, кое-кому поставил пятёрки
- Тот студент, что не сдал, не ушёл? Верните его!
Тройка устроит? – спрашивает Преп.
- Да, спасибо.
Дунаев удовлетворённо улыбается и ставит ему «хорошо».