Переезд из Израиля в Америку

Переезд из Израиля в Америку дался семейству Ледкиных без проблем. Глава семьи ехал на готовую для него должность инженера-технолога, его жена Люба - медсестра, тоже по поводу работы не печалилась. Тем более, что бывший Игоря Лидкина начальник уже года два как жил в Портланде и работал на том же заводе. Английский подтянули, квартиру сдали и вперед.
Единственная загвоздка и головная боль - как там будет детям. Детей имелось трое. Старшему Сашке 9, средней Аленке - 5 и самая главная - двухлетняя оторва Ади. Конечно, поначалу думали там садики-ясельки, но бывший начальник сразу подкинул идею: возьмите нянечку, с проживанием. И дешевле будет и удобнее. Где взять? Любая мексиканская девочка будет только рада. Имелся и опыт - у самого начальника уже полгода в доме жила пуэрториканка с изящным именем Мишель.
Ледкины подумали, прикинули и решили попробовать. Тем более, что нашлась и кандидатура - младшая сестра той самой Мишель. Девушка была сразу и безповоротно прозвана Кончитой, хотя имелось у нее и имя: Анна Мария или что-то в этом роде.
Все преимущества такого расклада Ледкины ощутили в полной мере как вышли на работу. Кончита вставала утром, собирала детей, отправляла старшего в школу и везла среднюю на полдня в садик. Сама оставалась с младшей дома и до обеда успевала прибраться, приготовить пару огнедышащих блюд, встретить старшего со школы и даже постирать. Причем шуршала быстро, ловко и с песней - как выяснилось потом, дома у себя она с 8 лет ухаживала за кучей братьев и сестер. Так что ей после этого всего 3?
Приходящая с работы Люба ни о чем не думала, получала чистую квартиру, ухоженных детей и обед. Более того, если кому-то из супругов надо было остаться на работе, или кто то из детей вдруг заболел - всегда под рукой была Кончита. Ну и если куда-то сходить вечером - тоже без проблем.
Конечно, пришлось снять и дом побольше и счета и еда. . . но в общем и целом довольны Лидкины были чрезвычайно. Сначала, правда, Люба косилась на молодую и красивую латиноамериканку в доме, но это быстро прошло.
Вела себя Кончита скромно, не требовала почти ничего, по воскресеньям отдыхала и ходила в церковь или встречалась с подругами.
На английском Кончита говорила ужасно. Язык ей не давался никак, тем более, что Лидкины дома говорили на смеси русского и иврита и между собой и с детьми.
Дети старшие между собой говорили на иврите, а Кончита говорила со всеми на испанском.
Сначала на испанском заговорила Ади. Ошеломленные Игорь с Любой услышали как бойкий ребенок бегло балаболит с Кончитой на языке Лорки, а Алекс с
Алиной вовсю поддакивают. В процессе выяснилось, что это только цветочки. Оказалось, что Алекс общается в школе со своими латиноамериканскими корешами исключительно на spanish, а Алинка любит посидеть и посмотреть с Кончитой какой-нибудь слезоточивый сериал.
Но главное событие произошло ровно под рождество. Вечером, выйдя на кухню, глава семьи Лидкиных стал свидетелем спора между Алексом и
Алиной, который дети вели на иврите. Неожиданно в спор тихо, но твердо вступила Кончита. Пару минут взяло у Игоря сообразить, что Кончита говорит. . . на иврите. . . . На беглом, неплохом иврите, с характерным испанским акцентом. .
Иврит вообще язык довольно простой, легкий к обучению, как и испанский.
Не мудрено, что тесное интернациональное сотрудничество дало свои плоды.
Так они и живут, русско-еврейская американская семья.
- "Хола, Кончита! " - кричит бывало с порога инженер Лидкин. - "Кома ес тас? "
- "А коль беседер" - звонко отвечает Кончита - "ма шломха"?
Единственное, от чего Кончита искренне недоумевает - это почему все-таки ее зовут "Кончита"? ?